Система реабилитации 2 страница

Уместно будет вспомнить и о Перечне медицинских противопока­заний для абитуриентов вузов физической культуры, который опреде­ляет значительно более высокие требования к состоянию здоровья будущих студентов вузов данного профиля по сравнению со всеми дру­гими образовательными учреждениями. Этот перечень, по существу, перекрывал путь в вузы физической культуры инвалидам и лицам с ограниченными физическими и сенсорными возможностями, а само содержание образования, состоящее из сведений практически только о здоровых и моторно-одаренных людях, значительно снижало моти­вацию его получения теми, кто хотел бы посвятить свою жизнь работе с инвалидами как полноправными членами общества.

Сказанное позволяет заключить, что в России высшее профессио­нальное образование в сфере физической культуры получали в подав­ляющем своем большинстве только здоровые люди, как правило, быв­шие и действующие спортсмены, а ориентировано оно было на работу специалистов со здоровыми и двигателыю-одаренными детьми и взрос­лыми.

Авторы учебника не склонны считать, что подобное невнимание к проблемам инвалидов полностью обусловлено позицией представителей сферы физической культуры, хотя, очевидно, именно они должны были быть основными инициаторами расширения сферы влияния в обществе физической культуры, обоснования и доказательства ее действительной


социальной значимости[1]. Однако дело здесь гораздо более сложное, чем может показаться на первый взгляд. Немаловажную роль в сложившейся ситуации играет недостаточная разработанность теоретических, концеп­туальных проблем физической культуры инвалидов, не говоря уже об идеологических и мировоззренческих системах взглядов.

Проведенный А.В. Сахно (1993) анализ отечественной и зарубеж­ной литературы, посвященной проблеме здоровья, определению его качественных и количественных параметров, позволил ему утверждать, что между понятиями «здоровье человека» и «инвалидность человека» была воздвигнута непроходимая стена и что эти понятия трактовались как взаимоисключающие. В частности, понятие «здоровье», изложен­ное в уставе Всемирной организации здравоохранения как «состояние полного физического, духовного и социального благополучия, а не только отсутствия болезней и физических дефектов», фактически отож­дествляется с «абсолютным здоровьем», и, естественно, не допускает и мысли о возможности наличия здоровья у инвалида, так как он обла­дает тем или иным дефектом (физическим или психическим). Такая по­становка вопроса, по существу, отказывала огромной группе людей — инвалидам — в здоровье и здоровом образе жизни, ядром которого яв­ляется рациональная двигательная активность человека или, в более обобщенном виде, физическая культура. Чтобы убедиться в этом, до­статочно вспомнить, что допуск к занятиям физической культурой в школе, техникуме, вузе, в той или иной спортивной секции и, тем более, к участию в соревнованиях выдает врач, который должен кон­статировать соответствующий уровень здоровья у желающих участво­вать в физкультурно-спортивной деятельности.



Таким образом, в силу целого ряда объективных условий и субъек­тивных фактов инвалиды оказались в сфере деятельности медицины, в которой сравнительно недавно зародилось самостоятельное направле­ние — реабилитация. В Энциклопедическом словаре медицинских терми­нов (1984) она определяется как «комплекс медицинских, педагоги­ческих и социальных мероприятий, направленных на восстановление (или компенсацию) нарушенных функций организма, а также соци­альных функций и трудоспособности больных и инвалидов».

Как видно из определения, в понятие реабилитация входят: функ­циональное восстановление, или компенсация того, что нельзя вос­становить, приспособление к повседневной жизни и приобщение к тру­довому процессу больного или инвалида.

Важно отметить, что медицинская реабилитация включает в себя лечебные мероприятия, направленные на восстановление здоровья больного и психологическую подготовку пострадавшего к необходимой адаптации, реадаптации или переквалификации (А.В. Сахно, 1993). При


этом до настоящего времени существуют различные понимания сущ­ности реабилитации теми или иными специалистами — медиками. Так, в неврологии, терапии, кардиологии под реабилитацией прежде всего под­разумевают различные процедуры (массаж, психотерапию, лечебную гимнастику и т.д.); в травматологии и ортопедии — протезирование; в физиотерапии — физическое лечение; в психиатрии — психо- и трудо­терапию.

Все эти положения с учетом той или иной медицинской специаль­ности вполне понятны, однако они, с одной стороны, сужают цели, задачи, средства, методы, организационные формы реабилитации, ори­ентируют их в зависимости от профиля заболевания или инвалидности на общепринятые в официальной системе здравоохранения и явно не­дооценивают роли движения и вообще физической культуры личности участвующего в этом процессе; а с другой, — лишний раз подтвержда­ют, что медицинская реабилитация находится лишь на пути выхода из рамок лечебно-госпитальной парадигмы. В соответствии с последней, кстати говоря, неоднократно подвергавшейся критике (И.И. Брехман, 1987, 1990 и др.), главная цель медицины — излечение конкретных бо­лезней в больницах, поликлиниках, санаториях, реабилитационных центрах с помощью лекарств и медицинской техники под руководством и наблюдением специалистов-медиков, а не максимально возможное развитие жизнеспособности человека (здорового, больного, инвалида), его телесно-двигательных и психических потенций, отпущенных при­родой и имеющихся (оставшихся) в наличии в процессе жизни.



Таким образом, в отличие от адаптивной физической культуры ме­дицинская реабилитация направлена лишь на восстановление нарушен­ных функций организма, а не на максимальную самореализацию чело­века в новых условиях, что требует от больного или инвалида значи­тельно большей активности и самостоятельности. Кроме того, исполь­зуемые в реабилитации средства так или иначе ориентированы на сред­ства традиционной медицины — медицинскую технику, массаж, физио­терапию, психотерапию, фармакологию и т.п., а не на естественные факторы — движение, здоровый образ жизни, рациональное питание, закаливание и др.

На значительное расширение сферы традиционной медицины, «опь­яненной» успехами в лечении ранее неизлечимых болезней и спасении умирающих и «видящей» только в этом главную задачу служения лю­дям, направлены такие ее «ветви», как валеология (И.И. Брехман, 1987, 1990 и др.) и профилактическая медицина (П.П. Горбенко и др., 1995, 1996 и др.).

Главная цель валеологии состоит в реализации «прямого пути» к здоровью, в его сохранении, укреплении и «воспроизводстве». В отличие от медицины основными средствами валеологии являются компонен­ты здорового образа жизни:

1. Сознание (воспитанное с детства разумное отношение к своему
здоровью, правильному режиму труда и отдыха).

2.Движение (физическая культура и закаливание организма).

3.Рациональное питание.


4. Профилактические применяемые лекарственные препараты (ле­карства для здоровых) (И.И. Брехман, 1990).

Однако, подчеркивая, что в отличие от медицины, занимающейся больными, валеология - это наука о здоровье здоровых людей, а также находящихся в состоянии предболезни или имеющих факторы риска, И.И. Брехман — один из авторов и инициаторов ее появления, по суще­ству, как бы по инерции исключает хронических больных и инвалидов из числа тех, для кого она предназначена. Хотя, безусловно, он, ско­рее по сложившейся традиции, забывает эту категорию населения, не­жели полагает, что валеология и вообще валеологический подход к жизни им не нужен. Как это ни парадоксально, но здесь повторяется ситуа­ция, сложившаяся в сфере физической культуры. Те люди, которым и валеология, и физическая культура нужны более, чем кому бы то ни было, оказываются «за бортом» их концептуальных схем.

Что же касается профилактической медицины, то, безусловно, при­знавая ее огромную роль в оздоровлении населения России, особенно с учетом его сегодняшнего состояния, необходимо обратить внимание на то, что это все-таки медицина: 1) и по главной цели — профилактике конкретных заболеваний; 2) и по кадровому обеспечению - медицинс­ким работникам; 3) и по средствам — различным лекарственным препа­ратам, рекреационно-реабилитационным комплексам и т.п.

Если проанализировать современные технологии Российского ин­ститута профилактической медицины — одного из лидеров данного на­правления (Медицинские технологии, № 4, 1995): ингаляция различ­ных лекарственных и растительных препаратов, гало-, аэрофито-, аэро-ионо-, фитотерапия; музыкальная аудиовизуальная терапия; диетоте­рапия; биосауны, гидромассаж, солярий и другие, — то станет вполне очевидной их экологически-медицинская направленность. Однако надо отдать должное директору данного института, профессору П.П. Гор­бенко, который в отличие от многих медицинских работников уделяет в своей концепции профилактики большое внимание двигательной ак­тивности пациентов (работе на универсальных тренажерах, тредбане, велоэргометре, степ-тренажере и т.п.) и вообще формированию их физической культуры в самом современном понимании этого слова. Разумеется, двигательная активность, предлагаемая в технологиях Ин­ститута профилактической медицины, представляет собой реализацию в большей степени рекреационного направления физической культу­ры, главная идея которого состоит в активизации, поддержании или восстановлении физических и духовных сил, профилактике утомления, развлечении и вообще в оздоровлении через удовольствие (В.М. Выд-рин, 1982, 1995; Б.В. Евстафьев, 1985 и др.).

Таким образом, отмечая несомненную пользу для инвалидов со­временных технологий профилактической медицины, подчеркнем, что адаптивная физическая культура предполагает значительно более ши­рокое привлечение средств и методов данного вида культуры, являю­щихся базой, основой социализации личности инвалида, его адаптации к трудовой деятельности или переквалификации и вообще саморазви­тия, самовыражения и самореализации.


Выдвигая данный тезис, авторы учебника хорошо осознают те трудности, которые стоят на пути не только его практической реализации, но и теорети­ческого осмысления и признания специалистами, изучающими проблемы че­ловека (философами, медиками, психологами и др.). Хорошо известно, что физическая культура как атрибут развития и воспитания личности постоянно присутствовала на протяжении многих лет во множестве концептуальных мате­риалов, ориентированных на идеал «гармоничного и всестороннего развития личности». Однако регулярность тиражирования этого лозунга не компенсиро­вала его декларативной сути: единение физического развития с духовностью человека было совершенно внешним, механическим, не сопрягающим два человеческих начала ни в подлинно теоретическом, ни в практическом смысле слова (И.М. Быховская, 1993), а отсюда все, что так или иначе принадлежит к сфере телесного, по существу, не относили к истинно культурному, челове­ческому вопреки провозглашающимся лозунгам. Здесь необходимо согласиться с И.М. Быховской, которая отмечает, что приоритет дихотомического подхо­да, «заживо расчлененного человека» (М. Монтень) на бестелесную духовность и бездуховную телесность оказался доминирующим в развитии взглядов на телесность человека вплоть до настоящего времени. Возвышение разума как посредника между человеком и абсолютом и, соответственно, приземление всего материального, телесного, плотского стало во многих обществах и куль­турах той парадигмой, которая на протяжении двух тысяч лет не только опре­деляла характер теоретического осмысления феномена человеческого тела, но и дала «пышный цвет» в массовом сознании. Однако в отличие от рефлекси­рующего рассудка, все чаще возвращающегося к пересмотру сложившейся ситуации в этой области (принцип сенсуализма, философия гедонизма, ниц­шеанский гимн человеческому телу; школы: феноменологии, «философии жизни», философской и интегративной антропологии и др., способствовав­шие повышению «рейтинга» вопросов телесности на аксиологической шкале человекознания и реальной жизни), обыденное сознание и, к сожалению, очень часто произведения искусства продолжают воспроизводить эту дихото­мию, возможно, и не подозревая об этом. Художественные фильмы или те­лепередачи демонстрируют, как правило, негативное (или в лучшем случае скептическое) отношение к теоретическим проблемам телесного в гумани­тарном познании и презрительно-недеятельное отношение к реальному телу в практическом смысле, а также уничижительно-саркастическое отношение ко всем работникам сферы физической культуры вообще.

Разумеется, среди представителей данной области деятельности (кстати, равно как и других) имеются и те, которые заслуживают такого к себе отноше­ния. Однако же не до такой степени и не до такого примитивного уровня: если «физкультурник», то непременно второсортный, второстепенный, если не ска­зать больше.

Таково место адаптивной физической культуры среди дисциплин, использующих движение в работе с различными контингентами насе­ления.

Что же касается других дисциплин, занимающихся проблемами лиц, имеющих отклонения в состоянии здоровья, и инвалидов (тифло-, сурдо-, олигофренопедагогика, логопедия и др.), то в них те или иные компо­ненты физкультурно-спортивной деятельности практически не исполь­зуются. Это объясняется предметом этих дисциплин, специфическими целями, задачами, средствами и методами.

То же самое можно сказать и о целом ряде дисциплин, рассматри­вающих отдельные компоненты здоровья и здорового образа жизни. Например, гигиена изучает главным образом среду обитания, диетоло­гия - преимущественно лечебное питание и т.д.

Возвращаясь к проблеме подготовки специалистов для работы с ин­валидами в области физической культуры, необходимо констатировать, что здесь уже сделаны первые шаги, имеется определенный, хотя и не­большой опыт, опубликованы научные статьи и учебные материалы.

При этом особо следует отметить подвижническую деятельность специалистов-дефектологов бывшей Академии педагогических наук СССР, Одесского, Славянского и Красноярского государственных пе­дагогических институтов, МОГИФКа и ВНИИФКа. Представители двух последних организаций А.В. Сахно и B.C. Дмитриев подготовили к изда­нию двухтомный Сборник материалов к лекциям по физической куль­туре и спорту инвалидов, являющейся этапной работой в этом направ­лении.

Начиная с 1995 г. активно работает в этом направлении Санкт-Петер­бургский государственный университет физической культуры им. П.Ф. Лес-гафта, где были созданы первые в России кафедра теории и методики адап­тивной физической культуры (1995 г.) и факультет адаптивной физической культуры (1999 г.).

Контрольные вопросы и задания

1.Какие области знаний интегрирует в себе адаптивная физическая культура?

2.Перечислите основные отличия адаптивной физической культу­ры от физической культуры, медицины, валеологии, профилактичес­кой медицины, коррекционной педагогики и других отраслей знаний и практической деятельности.

3.Проиллюстрируйте пространство научных проблем адаптивной физической культуры с помощью декартовой системы координат.

4.Охарактеризуйте особенности адаптивной физической культуры как учебной дисциплины.

5.В каких учреждениях и организациях, в каких ведомствах может работать специалист по адаптивной физической культуре?


ГЛАВА 4

ОСНОВНЫЕ КОМПОНЕНТЫ (ВИДЫ) АДАПТИВНОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ

4.1. Критерии выделения компонентов (видов)

адаптивной физической культуры

В общей теории физической культуры выделяют различные разде­лы, компоненты, виды, формы этого социального феномена. Так, В.М. Выдрин (1970-1999) выделяет физическое воспитание (образова­ние) (или неспециальное физкультурное образование), спорт, физи­ческую рекреацию и двигательную реабилитацию. Л.П. Матвеев (1983, 1984) подразделяет физическую культуру на базовую физическую куль­туру, спорт, профессионально-прикладную, оздоровительно-реабили­тационную и фоновую физическую культуру.

При этом Л.П. Матвеев, указывая, что выделенные им разделы со­ответствуют различным направлениям и сферам использования физи­ческой культуры в обществе, различаются по функциям и структуре, тем не менее не определяет классификационный признак или основа­ние, критерий такого разделения. Из текста и, особенно, из приведен­ной им таблицы можно сделать вывод о том, что дальнейшее деление упомянутых разделов на подразделы (или виды, разновидности) прове­дено в соответствии с наиболее общими решаемыми ими задачами (спе­цифической направленностью в процессе использования).

Каждый из выделенных видов физической культуры либо обеспечи­вает что-то (например, специальную физическую подготовленность к военной деятельности), либо способствует чему-то (например, лече­нию заболеваний и восстановлению функций организма, нарушенных или утраченных вследствие заболеваний, травм и других причин).

Рассматривая структуру физической культуры, В.М. Выдрин (1999) отмечает, что она сформировалась исторически, в процессе удовлетво­рения личностных и общественных потребностей.

Вообще возникновение и развитие физической культуры, равно как других ее видов (производственной, художественной, политической и др.), обусловлено потребностями человеческого общества на каж­дом этапе его развития.

Таким образом, В.М. Выдрин в качестве основного критерия выде­ления тех или иных видов (компонентов, форм, разделов) физической культуры определяет потребности общества и личности.

К числу наиболее общих потребностей общества он относит необходимость создания здоровой, жизнедеятельной и мобильной на­ции, способной эффективно трудиться и защищать себя в случае не­обходимости. Кроме того, к таким потребностям он причисляет необходимость общества во всесторонне и гармонически развитых людях и в создании объективных условий для свободного и безгранично­го развития их сил, способностей и дарований. Правда, при этом он подчеркивает, что это обусловлено социальным строем, уровнем и характером развития производительных сил и взаимоотношениями людей в процессе производства.

Исторический экскурс показывает, что наиболее общими, прису­щими любому социальному строю потребностями общества являются потребности в здоровой нации, в осуществлении подготовки подраста­ющего поколения к труду, военному делу и другим общественно необ­ходимым видам деятельности.

Говоря о потребностях личности, В.М. Выдрин (1999) предполага­ет, что у каждого индивидуума на различных этапах его биологического и психического развития существует, в той или другой мере, потреб­ность в собственном

всестороннем, безграничном и гармоничном раз­витии. Степень сформированное™ этой потребности, ее уровень зави­сят, прежде всего, от уровня культуры человека, его воспитанности и образованности, а весь комплекс потребностей (к сожалению, автор их не называет) формируется в течение всей жизни человека, начиная с самого раннего детства и до глубокой старости.

Рассматривая отдельные структурные компоненты (виды) физичес­кой культуры, он отмечает, что неспециалыюе физкультурное образо­вание (физическое воспитание) является специфической формой удов­летворения потребности общества и личности, а остальные виды (спортивная деятельность, физическая рекреация и двигательная реа­билитация) — потребности личности. Однако дает определения потреб­ностей личности только для двух видов физической культуры — физи­ческой рекреации (потребности в активном отдыхе, в удовольствии от движений, в общении) и двигательной реабилитации (потребности в ускоренном и наиболее эффективном лечении).

По мнению В.М. Выдрина, совокупность всех перечисленных форм (видов) функционирования физической культуры полностью удовлет­воряет все личные и общественные потребности в физической подго­товке людей к разным видам производственно-трудовой, военно-про­фессиональной, боевой и бытовой деятельности, в укреплении здоро­вья, восстановлении сил, во всестороннем и гармоничном развитии.

Однако выделенные В.М. Выдриным (1999) и Л.П. Матвеевым (1983, 1984) разделы (или виды, компоненты) в большей степени и прежде всего удовлетворяют потребности общества в здоровой, жизнедеятель­ной и мобильной нации, способной к производственно-трудовой, во­енно-профессиональной и другим общественно необходимым видам деятельности. Это, по существу, и реализуют физическое воспитание (неспециальное физкультурное образование), физическая рекреация и двигательная реабилитация, которые, соответственно, обеспечивают подготовку людей к жизни, труду и военной деятельности (физическое воспитание), восстановление их после утомления (физическая рекреа­ция) или болезни (двигательная реабилитация).

И даже такой, казалось бы, личностный вид физической культуры, как спорт, содержит в себе предпосылки для удовлетворения потреб­ностей общества, например как способ демонстрации преимуществ со­циального строя через завоевание спортсменами наибольшего количе­ства золотых олимпийских медалей. Именно такой потребностью обще­ства можно объяснить созданную в СССР государственную систему спорта высших достижений.

Разумеется, можно согласиться с тем, что все эти потребности об­щества присущи и любому здравомыслящему человеку, однако вряд ли является абсолютно верным утверждение о том, что перечисленные виды физической культуры удовлетворяют все личные потребности чело­века в этой сфере социальной практики. Для этого необходим более конкретный и детальный анализ таких личных потребностей, который в теории физической культуры не проводится.

Проблема исследования и формирования потребностей, мотивов, интересов, ценностных ориентации человека является очень сложной и интенсивно развивающейся в последние годы в связи с тенденциями гуманизации общества и гуманитаризации образования.

Не имея возможности подробнее останавливаться па рассмотре­нии этой проблемы, обозначим некоторые факты, иллюстрирующие спорность тезиса о том, что выделенные в теории физической культу­ры виды удовлетворяют все личные и общественные потребности в этой области.

Так, например, многие психологи подчеркивают, что человек ис­пытывает потребность в повышенном напряжении, побуждающую его переживать новый опыт, связанный с риском и даже угрозой для жиз­ни, но не имеющий отношения к спорту.

Потребности самоактуализации, самоуважения образуют ценност-но-мотивационную основу для таких видов двигательной активности, как креативные телесно-ориентированные практики (техники), а по­требности принадлежности и любви — для целенаправленных, порой весьма изнурительных занятий по коррекции собственной фигуры, не укладывающиеся в прокрустово ложе выделенных видов (форм, разде­лов) физической культуры.

Кроме того, формулировка потребности личности в собственном всестороннем, безграничном и гармоничном развитии, здоровье, сфор­мулированная в таком общем виде, вряд ли может выступать в каче­стве действенного мотиватора и регулятора здорового образа жизни, занятий физическими упражнениями.

Установлено, что формирование адекватного отношения человека к здоровью, гармоничному развитию предполагает обращение не столько к когнитивной сфере, непосредственным мотивам сохранения здоро­вья, сколько к механизмам внутреннего мира личности, прежде всего к комплексу потребностно-мотивационных структур, определяющих ее общую направленность: мотивы отношения к труду, перспективы про­фессионального роста и мобильности, мотивы материального благо­получия, боязнь неуспеха, стремление к расширению круга общения, достижение социального престижа, повышение социального статуса; самосовершенствования, повышения самооценки и др. (МЯ. Виленс-кий, 1991-1996).


Данный факт подтверждается исследованиями П.В. Бундзена с со­авторами (1998), показавших, что здоровье само по себе вряд ли явля­ется терминальной ценностью (конечной целью индивидуального су­ществования) человека, определяющей всю систему жизненных уста­новок личности. В большинстве случаев у здорового человека ценност­ный аспект «здоровья» активно проявляется на уровне сознания ис­ключительно в условиях снижения функциональных резервов, причем в этом случае он скорее выступает как инструментальная ценность.

Таким образом, выделение новых видов физической культуры, фор­мирование потребности личности в здоровье, гармоничном развитии должны осуществляться, исходя из тщательного изучения всесторон­них и постоянно увеличивающихся ее потребностей, аксиологической концепции жизни каждого конкретного человека.

В заключении данного параграфа отметим, что при выделении ком­понентов, видов, разделов адаптивной физической культуры в качестве основного критерия такого выделения будут выступать потребности че­ловека с отклонениями в состоянии здоровья, включая инвалида, по­скольку потребности общества, в этом случае даже на теоретическом уровне, достаточно размыты и неконкретны. Значительно чаще гово­рят об обязанностях общества в создании особых условий для нормаль­ного развития и жизнедеятельности данной категории населения.

4.2. Основные компоненты (виды) адаптивной физической культуры

Исходя из потребностей лиц с отклонениями в состоянии здоровья и инвалидов, можно выделить следующие компоненты (виды) адаптив­ной физической культуры.

Адаптивное физическое воспитание (образование) — компонент (вид) адаптивной физической культуры, удовлетворяющий потребности инди­вида с отклонениями в состоянии здоровья в его подготовке к жизни, бы­товой и трудовой деятельности; в формировании положительного и ак­тивного отношения к адаптивной физической культуре.

В процессе занятий адаптивным физическим воспитанием у людей с отклонениями в состоянии здоровья формируются комплекс специ­альных знаний, жизненно и профессионально необходимых сенсорно-перцептивных и двигательных умений и навыков; развиваются основ­ные физические и психические качества; повышаются функциональ­ные возможности различных органов и систем; развиваются, сохраня­ются и используются в новом качестве оставшиеся в наличии телесно-двигательные характеристики.

Основная цель адаптивного физического воспитания состоит в фор­мировании у занимающихся осознанного отношения к своим силам, твердой уверенности в них, готовности к смелым и решительным дей­ствиям, преодолению необходимых для полноценного функциониро­вания субъекта физических нагрузок, а также потребности в систематических


физическими упражнениями и в осуществлении здо­рового образа жизни в соответствии с рекомендациями валеологии.

Если вспомнить терминологию, предлагаемую Л.П. Матвеевым (1983), то следует учесть, что в содержание адаптивного физического воспитания (образования) включено также содержание адаптивной ба­зовой (школьной) и адаптивной профессионально-прикладной физи­ческой культуры.

В процессе адаптивного физического воспитания, которое должно начинаться с момента рождения ребенка или с момента обнаруже­ния той или иной патологии, первостепенное внимание уделяется за­дачам коррекции основного дефекта, сопутствующих заболеваний и вторичных отклонений, выработке компенсаторных механизмов осу­ществления жизнедеятельности, если коррекция не удается, профи­лактической работе.

Именно здесь огромное значение приобретают так называемые межпредметные связи, когда в процессе занятий физическими упраж­нениями осуществляется освоение умственных, сенсорно-перцептив­ных, двигательных действий и понятий, происходит умственное, нрав­ственное, эстетическое, трудовое и другие виды воспитания.

Очень важен этот компонент адаптивной физической культуры и в случае приобретенной патологии или инвалидности, когда человеку приходится заново обучаться жизненно и профессионально важным умениям и навыкам (ходьбе на протезах, пространственной ориента­ции в случае потери зрения и т.п.).

Адаптивный спорт — компонент (вид) адаптивной физической куль­туры, удовлетворяющий потребности личности в самоактуализации, в максимально возможной самореализации своих способностей, сопоставле­нии их со способностями других людей; потребности в коммуникативной деятельности и социализации.

При многих заболеваниях и видах инвалидности адаптивной спорт является практически единственной возможностью удовлетворения од­ной из главнейших потребностей человека — потребности в самоактуа­лизации, поскольку профессионально-трудовая, общественно-полити­ческая и другие виды деятельности оказываются недоступными.

Содержание адаптивного спорта (как базового, так и высших дости­жений) направлено прежде всего на формирование у инвалидов (осо­бенно талантливой молодежи) высокого спортивного мастерства и до­стижение ими наивысших результатов в его различных видах в состяза­ниях с людьми, имеющих аналогичные проблемы со здоровьем.

Сущностную основу адаптивного спорта составляет соревнователь­ная деятельность и целенаправленная подготовка к пей, достижение максимальных адаптационно-компенсаторных возможностей на доступ­ном биологическом уровне, совершенствование индивидуальной спортивной техники за счет сохранных функций. Подготовка к соревно­ваниям рассматривается как врачебно-педагогический процесс, где в оптимальном соотношении задействованы лечебные и педагогические средства, обеспечивающие реализацию физического, интеллектуально­го, эмоционально-психического потенциала спортсмена-инвалида, удовлетворяющие


эстетические, этические, духовные потребности, стрем­ление к физическому совершенствованию (Б.В. Сермеев, В.Г. Григорен-ко, 1991).

Адаптивной спорт в настоящее время развивается преимуществен­но в рамках крупнейших международных паралимпийского, специаль­ного олимпийского и сурдлимпийского движений.


3490876011997693.html
3490949490186395.html
    PR.RU™